Насмешки задевают только тех, кто желал похвал.

Слово в 24-ю неделю по Пятидесятнице

Воскрешение дочери Иаира предшествовало воскрешению Лазаря; для того, чтобы люди смогли принять весть о воскресении Христовом, нужны были чудеса, в которых Он воскрешал других людей; христианство показывает нашу слабость перед окружающими; когда мы стараемся исправиться, нас может сначала вовлечь в грехи еще хуже, а люди со стороны это видят и насмехаются; всегда найдется много людей, которые склонны указать другим, что у них что-то не получается; если окружающие начинают нас поддразнивать, то это заставляет нас стараться и избавляет от тщеславия; христиане должны не воспринимат, ни похвалы, ни насмешки - любую реакцию публики; чтобы бороться с тщеславием, надо просто сосредоточиться на деле, которое нужно делать; если наполняться презрением к людям, которые нас плохо оценивают, то бес тщеславия будет изгоняться гораздо худшим бесом гордости; любая реакция на наши действия любого человека в каком-то смысле что-то значит и важна; окружающие люди помогают нам познать себя и стать немножко более христианами.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодня мы слышали в Евангелии рассказ о воскрешении дочери Иаира, и это одно из воскрешений, которое предшествовало чуду воскрешения Лазаря, которое, в свою очередь, предшествовало чуду воскресения. Потому что для того, чтобы люди поверили в воскресение Христово, было недостаточно самого этого факта, и недостаточно свидетелей, который там оказались, и недостаточно было ангелов. Потому что для того, чтобы самые близкие ученики приняли, пусть и с трудом, весть о воскресении, нужны были чудеса, которые сказали бы, что Он был Бог, который мог воскресить других.

И таких чудес был целый ряд: сначала была воскрешена дочь Иаира, начальника синагоги, которая только что умерла - она была больна, когда Иаир пошел просить об исцелении, но пока он шел, она успела умереть. А потом в другом случае он прямо во время похорон воскресит недавно умершего сына Наинской вдовы, и только потом уже будет воскрешение Лазаря.

И вот, как мы сегодня читали, когда Христос пришел в этот дом, домочадцы уже знали, что девочка, ради исцеления которой Его позвали, уже умерла. Поэтому они говорили, что не стоит Его и утруждать, потому что там уже все равно некого исцелять. А Он стал говорить, что она не умерла, а спит, при этом прекрасно понимая, что она на самом деле умерла. Он хотел сделать более незаметным чудо исцеления. Но поскольку домочадцы уже знали, что она не спит, а умерла, то Ему не верили и над Ним даже надсмехались, как сказано сегодня в Евангелии, что Он такой наивный, что Он не только не успел исцелить ее, но и не понимает, что она на самом деле уже умерла. Ну а потом оказалось, что Он ее воскресил.

Это вот такой образ действий и образ реакции внешних людей на действия христиан, который постоянно повторяется, и который много раз повторялся и с самим Христом. А потом абсолютно со всеми теми, кто шел за Христом. Потому что христианство постоянно показывает нашу слабость перед окружающими, причем не только мнимую нашу слабость, но и настоящую. И при этом они видят, что мы ставим перед собой какие-то задачи (да мы и сами это видим), которые для нас неисполнимы.

Поэтому они все время ждут момента, чтобы нам сказать, что вот, ты не успел сделать даже то, что хотел, а тут уже все окончательно рассыпалось. Это касается и исправления нашей жизни, которое заметно в каких-то внешних аспектах, это касается наших плохих привычек: от курения до привычки все время скандалить со своими домашними или с другими людьми, с которыми мы пересекаемся на работе, например.

И вот мы исправляется, стараемся, а у нас ничего не получается. Может быть, мы даже еще сильнее впадаем в эти грехи, потому что пока мы не старались исправляться, то мы особо о них не думали. Теперь мы начинаем о них думать гораздо больше, и соблазна в них впасть тоже получается гораздо больше. Получается, что даже сама попытка исправиться может поначалу еще сильнее вовлечь нас в эти грехи. А если люди со стороны это увидят, то говорят, что ты и без христианства был не особо хороший, а с христианством еще хуже стал. И таким образом надсмехаются над нами.

Или когда что-то касается церковных дел, из-за которых у нас все время беспорядки и неурядицы, говорят, что вы что-то пытаетесь делать, а все равно ничего не получается. Вообще, всегда будет очень много людей, которые склонны указать другим людям, что у них что-то не получается. Даже особо не разбираясь в том, что эти люди хотели сделать.

Но надо к этому относится благодушно, относиться как к чему-то совершенно должному. Потому что люди для того и существуют, чтобы нас немножко поддразнивать, в частности и тем, что у нас, якобы, чего-то не получается. Это нас заставляет более внимательно относиться к тому, чтобы у нас что-то получилось, и это нас исцеляет от тщеславия.

Нас это несколько напряжет заранее, и тогда мы, возможно, не мы будем декларировать: вот, я сейчас буду делать это хорошее дело и вот это хорошее дело. А если бы мы об этом не думали, то наше тщеславие непременно заставило бы нас отрекламировать то, что мы собираемся делать. А, с другой стороны, когда это происходит, то это тоже полезно. Потому что тщеславие хочет, чтобы люди говорили по нашему поводу: какой он хороший, как у него получилось то и то! Какой он, в общем, в разном смысле этого слова, удачливый человек! Когда получается, что они говорят что-то другое, то от этого хоть какая-то польза.

Дело в том, что если бы мы не хотели, чтобы нас хвалили, то мы бы не заметили, что нас ругают - это тоже характерно. Потому что если человек не настроен воспринимать какую бы то ни было реакцию публики, а христиане должны быть именно такими, то он не замечает, когда кто-то говорит о нем плохо и когда над ним смеются. Ему настолько безразлична такая реакция, что он не всегда может ее заметить, а если же все-таки замечает, то она его совершенно никак не задевает: что есть, что нет. Вот мы выйдем сейчас на улицу, там будут пиликать машины, или не будут - нам совершенно все равно. Вот так надо реагировать на реакцию некомпетентных людей, которые к твоему делу не имеют никакого отношения.

Но у нас часто бывает другая реакция. И это нам показывает, что мы ожидали чего-то иного, что нам эта реакция важна, и это показывает нашу страсть тщеславия. Но, конечно, если бороться с тщеславием (а это необходимо и, действительно, придется бороться, потому что жить с ним нельзя), то тогда нужно просто сосредоточиться на деле, которое надо делать, и нам уже будет не до тщеславия. Но вместо этого мы часто впадаем в иное: мы наполняемся призрением к тем людям, которые нас будут как-то нехорошо оценивать, и голос их ничего для нас не значит не потому, что он ничего не значит для дела, а потому что они такие люди, которые "сами по себе ничего не значат". На фоне такого презрения мы тоже можем избегнуть страсти тщеславия. И бес тщеславия будет побежден гораздо худшим и более лютым бесом гордости, который уничижает этих людей.

Поэтому самый простой способ избавится от тщеславия, это решить, что (выражусь описательно) все вокруг малокомпетентные люди - что может значить их мнение? Но мы этими словами хотим сказать не то, что они малокомпетентны, возможно, они действительно малокомпетентны, а то, что они "ничтожные люди", и мнение их тоже ничтожно.

Но это неправильно, потому что мнение абсолютно любого человека в каком-то смысле что-то значит. Оно может ничего не значить как мнение профессионала, если он не профессионал, и в этом смысле мы, конечно, должны считать его ничтожным, если он о чем-то профессиональном высказывает непрофессиональное мнение. Но если он реагирует просто как человек, то тогда, конечно, какой-то важный компонент человеческого смысла в нашей деятельности его реакция отражает. Она отражает это как-то очень непрямо, может быть, даже извращенно, но всегда в ней бывает какая-то полезная информация. Поэтому невозможно ни о ком говорить, что он вообще ничего не стоит со своим мнением, и даже реакцией совершенно сумасшедшего человека пренебрегать невозможно. Тем более что психически больные люди, бывает, особенно хорошо чувствуют какие-то отдельные аспекты, иногда совершенно неожиданные.

Поэтому будем понимать, что любое действие, которое мы совершаем на глазах у других людей (а это огромное количество различных наших действий, хотя, слава Богу, не все), связано с искушением тщеславия. Это проявляется, когда мы ищем, чтобы нас похвалили или нами как-то восторгались, или, наоборот, когда нам становится плохо, если нас не похвалили, нами не восторгались, или если нас просто зацепило: а почему, если я сделал так, то он мне сказал вот это, почему обо мне говорят это. Это типичная страсть тщеславия, только уязвленного. Люди нам помогают заметить нашу страсть тщеславия и от него избавляться.

Но, избавляясь от тщеславия, нужно стараться делать это так, чтобы не впадать в гордость. То есть стараться очень четко сознавать, что есть полезного в этих некомпетентных оценках, которые нам дают. По крайней мере, любой человек, который некомпетентен в профессиональной части вопроса, будет компетентен в какой-то другой его составляющей. Просто какая-то реакция его на наш образ, на наш имидж, может быть вполне компетентной. Тут надо смотреть, не создаем ли мы какого-то лишнего соблазна людям - обычно создаем. В какой-то степени это неизбежно: желающие соблазниться будут соблазняться; достаточно вспомнить, сколько людей соблазнялось поведением Христа. Но мы должны стремиться к тому, чтобы не соблазнять своим поведением людей сверх этой неизбежной меры.

Поэтому будем стараться быть благодарными окружающим людям, что они нам всегда дают возможность познать самих себя, если мы правильно отнесемся к их реакции. И независимо от того, хотят ли они нам добра или зла, Господь (Который послал нам именно это окружение) всегда хочет нам добра, и окружающие нас люди через это дают нам возможность познать себя и стать немножко более христианами.

Аминь.

Проповедь епископа Григория (Лурье) 

29.10/11.11.2007

ЦЕРКОВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

Статистика посещения

Количество просмотров материалов
969743

УПЦ Херсоно-таврической епархии Свято-Казанская община Чернобаевского благочиния
пгт. Чернобаевка, ул. Октябрьская, 46-а (Новый Храм),
ул. Первомайская 64 (старый Храм),
+38 050 287 28 61; +38 096 591 70 94 - Церковная лавка,
тел. (0552) 777 095
Храм Свято-казанской иконы Божией Матери © 2009 - 2018