Неделя 22-я по Пятидесятнице

Апостольское чтение на Литургии

(Гал.6:11-18. – 215 за­ча­ло)

[Об­ре­за­ние и Крест Хри­стов]

Бра­тья, по­смот­ри­те, ка­ки­ми боль­ши­ми бук­ва­ми я на­пи­сал вам сво­ей ру­кой. Все те, ко­то­рые же­ла­ют по­кра­со­вать­ся в пло­ти, при­нуж­да­ют вас к об­ре­за­нию, лишь бы не быть го­ни­мы­ми за Крест Хри­стов. Ведь об­ре­зы­ва­ю­щи­е­ся и са­ми не со­блю­да­ют За­кон, но же­ла­ют ва­ше­го об­ре­за­ния, чтобы ва­шей пло­тью по­хва­лить­ся.

А я не же­лаю хва­лить­ся, раз­ве толь­ко Кре­стом Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, ко­то­рым для ме­ня мир рас­пят, и я для ми­ра. Ибо во Хри­сте Иису­се ни­че­го не зна­чит ни об­ре­за­ние, ни необ­ре­за­ние, но но­вое со­зда­ние. Тем, ко­то­рые по­сту­па­ют по это­му пра­ви­лу, – мир и ми­лость им, и Из­ра­и­лю Бо­жию.

В осталь­ном же ни­кто не отя­го­щай[1] ме­ня, по­то­му что я но­шу клей­ма (зна­ки)[2] Гос­по­да Иису­са в те­ле мо­ём (в се­бе). Бла­го­дать Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста со ду­хом ва­шим, бра­тья. Аминь.


Евангельское чтение на Литургии

(Лк.16:19-31. – Зачало 83)

[Прит­ча о бо­га­че и Ла­за­ре]


Юлиус Шнорр фон Карольсфельд
Иллюстрация к Новому Завету

[Ска­зал Гос­подь та­кую прит­чу:] «Один че­ло­век был бо­гат, и оде­вал­ся в пур­пур­ные на­ря­ды и тон­чай­ший лён, и каж­дый день у него про­хо­дил в изыс­кан­ной рос­ко­ши. А один ни­щий, по име­ни Ла­зарь, весь в яз­вах, ле­жал [букв. был бро­шен, ва­лял­ся] у его во­рот, же­лая про­кор­мить­ся тем, что па­да­ло у бо­га­ча со сто­ла; и сбе­жав­ши­е­ся псы ли­за­ли его яз­вы.

И вот ни­щий умер, и от­нес­ли его ан­ге­лы к Ав­ра­аму на грудь (ло­но). Умер и бо­гач, и по­хо­ро­ни­ли его. И в аду, тер­пя му­че­ния, под­нял он свои гла­за и уви­дел вда­ли Ав­ра­ама и Ла­за­ря на гру­ди его. И за­кри­чал он: "Отец Ав­ра­ам! Сжаль­ся на­до мной и по­шли ко мне Ла­за­ря; пусть он окунёт кон­чик паль­ца в во­ду и про­хла­дит мне язык, а то мне мо­чи нет тер­петь это пла­мя!"

Но Ав­ра­ам ска­зал: "Сын, вспом­ни, как ты в жиз­ни сво­ей по­лу­чил свою до­лю благ, а Ла­зарь, со­от­вет­ствен­но, – свою до­лю зол; а те­перь он здесь уте­ша­ет­ся, а ты му­чишь­ся. К то­му же меж­ду на­ми и ва­ми уста­нов­ле­на ве­ли­кая без­дна, чтобы от­сю­да к вам при всём же­ла­нии нель­зя бы­ло пе­рей­ти, как и от­ту­да – к нам".

И ска­зал бо­гач: "Да, это так. Но про­шу те­бя, отец, по­шли его в мой оте­че­ский дом, а то у ме­ня пять бра­тьев; так пусть он за­сви­де­тель­ству­ет им, чтобы хоть они не по­па­ли в это ме­сто му­че­ния!"

Ав­ра­ам от­ве­тил ему: "У них есть Мо­и­сей и Про­ро­ки; пусть по­слу­ша­ют их". Он же ска­зал: "Нет, отец Ав­ра­ам, [это­го ма­ло], но вот ес­ли бы кто из мерт­вых при­шел к ним, то­гда бы они по­ка­я­лись!" А тот [Ав­ра­ам] ска­зал ему: "Ес­ли Мо­и­сея и Про­ро­ков не слу­ша­ют, то да­же ес­ли кто и из мерт­вых вос­креснет – это не убе­дит их"».


Притча о богаче и Лазаре

Мит­ро­по­лит Су­рож­ский Ан­то­ний (Блум)

Во имя От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха!

Я хо­чу об­ра­тить ва­ше вни­ма­ние на два мо­мен­та в се­го­дняш­нем Еван­гель­ском чте­нии. Во-пер­вых, на за­клю­чи­тель­ные сло­ва Спа­си­те­ля: ес­ли мы не су­ме­ли по­слу­шать Мо­и­сея и про­ро­ков, то есть то­го мно­же­ства сви­де­те­лей, ко­то­рые от на­ча­ла вре­мён нам го­во­ри­ли о Бо­ге и о Его прав­де, то и Вос­крес­ший не убе­дит нас ни в чём... Тем, кто то­гда его слу­шал, это сло­во ка­за­лось та­ким непо­нят­ным, – но раз­ве те­перь эти сло­ва не яс­ны для нас? Вос­крес Хри­стос, явил­ся в сла­ве Сво­е­го Бо­же­ства и во всей кра­со­те и ве­ли­чии Сво­е­го че­ло­ве­че­ства – и всё рав­но мы, хри­сти­ане, слы­шим Его сло­ва, ди­вим­ся Его уче­нию, по­кло­ня­ем­ся Ему, и так да­ле­киоста­ём­ся от то­го, че­му Он нас учил. Раз­ве кто-то мо­жет в нас узнать уче­ни­ков Хри­сто­вых так, как мож­но бы­ло их узнать в ли­це ран­них Его уче­ни­ков и апо­сто­лов? То­гда пе­ча­тью апо­столь­ства, пе­ча­тью хри­сти­ан­ства бы­ла непо­сти­жи­мая для зем­ли лю­бовь хри­сти­ан од­но­го к дру­го­му и лю­бовь их крест­ная, жерт­вен­ная ко все­му ми­ру; они бы­ли го­то­вы свою жизнь от­дать для то­го, чтобы дру­гой че­ло­век, им чу­жой, по­рой их нена­ви­дя­щий, мог по­ве­рить в бла­го­ве­стие Хри­сто­во и ожить но­вой жиз­нью. Как да­ле­ко от это­го то,что лю­ди мо­гут ви­деть в нас!

И это при­во­дит ме­ня ко вто­ро­му, что я хо­тел ска­зать. Кто-то из древ­них ска­зал: «Нет бо­лее страш­но­го ме­ста от­лу­че­ния, чем то ме­сто, где бу­дут невер­ные хри­сти­ане...». Ко­гда мы чи­та­ем эту прит­чу, мы все­гда ду­ма­ем о Ла­за­ре и о бо­га­че, ду­ма­ем о дру­гих: но что ес­ли эта прит­ча об­ра­ще­на к нам? Раз­ве мы не по­хо­жи на это­го бо­га­то­го че­ло­ве­ка? Ка­ким несмет­ным бо­гат­ством ду­хов­но­го веде­ния мы об­ла­да­ем! Мы зна­ем Бо­га; мы по­зна­ли Хри­ста: нам от­кры­лось Его уче­ние; нам да­ны Его та­ин­ства: в нас оби­та­ет Его бла­го­дать, ве­ет в Церк­ви Свя­той Дух – а мы всё рав­но оста­ём­ся са­мо­до­ста­точ­ны, за­мкну­ты и ста­ра­ем­ся жить при­воль­но, обес­пе­чен­но тем бо­гат­ством, ко­то­рое да­ёт нам Гос­подь. Ря­дом с на­ми ты­ся­чи и ты­ся­чи лю­дей из­го­ло­да­лись, го­то­вы бы по­кор­мить­ся кру­пи­ца­ми, ко­то­рые па­да­ют по­сто­ян­но с на­ше­го сто­ла, – но мы им не да­ём: Пра­во­сла­вие при­над­ле­жит нам, ве­ра при­над­ле­житнам, всё при­над­ле­жит нам!... А дру­гие лю­ди у на­ше­го по­ро­га, под на­шей лест­ни­цей, у на­шей две­ри го­ло­да­ют, уми­ра­ют с го­ло­да, и не по­лу­ча­ют по­рой ни од­но­го из тех жи­во­тво­ря­щих слов, ко­то­рым они мог­ли бы ожить...

Мы зна­ем слиш­ком мно­го, мы слиш­ком бо­га­ты. А ведь древ­ние свя­тые „невеж­ды”, не имев­шие до­сту­па к то­му мно­же­ству книг, ко­то­рые мы мо­жем чи­тать, ино­гда слы­ша­ли од­но еван­гель­ское сло­во и на нём стро­и­ли свя­тость це­лой жиз­ни. А мы чи­та­ем, чи­та­ем, слу­ша­ем, мо­лим­ся – и свя­тость не вы­рас­та­ет сре­ди нас, по­то­му что мы ску­пы, как тот бо­гач, ко­то­рый хо­тел всё се­бе со­хра­нить, ко­то­ро­му не жал­ко бы­ло дру­го­го че­ло­ве­ка.

И вот Еван­ге­лие го­во­рит нам, что умер бед­ный – мо­жет быть, про­сто из­го­ло­дав­шись у две­ри бо­га­то­го, – и ан­ге­лы унес­ли его в ло­но Ав­ра­амо­во, в рай Бо­жий. Умер и бо­га­тый – но ни один из ан­ге­лов не по­до­шёл к нему: схо­ро­ни­ли его по­доб­ные ему жад­ные и бо­га­тые, схо­ро­ни­ли его в серд­це зем­ли; умер он, и ока­зал­ся пе­ред ли­цом су­да. И не по­то­му, что он был бо­гат, а Ла­зарь бе­ден, не по­то­му про­сто, что ему до­ста­лось в жиз­ни свет­лое, а то­му толь­ко горь­кое: по­то­му что всё свет­лое, что у него бы­ло, он жад­но со­хра­нил и ни­чем не по­де­лил­ся: те­перь и бед­няк – та­кой те­перь бо­га­тый в веч­но­сти – не мо­жет по­де­лить­ся с ним ни­чем...

По­ду­ма­ем о на­шем Пра­во­сла­вии, по­ду­ма­ем о бо­гат­стве на­шем, по­ду­ма­ем о том го­ло­де, ко­то­рый во­круг, сре­ди ино­слав­ных, сре­ди неве­ру­ю­щих, сре­ди без­бож­ных, сре­ди ищу­щих и не ищу­щих – и не оста­нем­ся по­доб­ны­ми это­му бо­га­чу, чтобы и над на­ми не про­из­нёс Гос­подь Свой суд: Я вос­крес и Мне вы не по­ве­ри­ли!.. Но ка­кая ра­дость бу­дет у Спа­си­те­ля, и у ан­ге­лов Бо­жи­их, и у От­ца на­ше­го Небес­но­го, и у Ма­те­ри на­шей, Бо­го­ро­ди­цы, и у свя­тых, и у греш­ни­ков, ес­ли мы ока­жем­ся про­сто­душ­ны­ми и щед­ры­ми, и ес­ливсё на­ше бо­гат­ство мы бу­дем да­вать: да­вать, не ста­ра­ясь ни­че­го со­хра­нить, – по­то­му что че­ло­век толь­ко тем бо­гат, что он от­дал по люб­ви. И то­гда и сре­ди нас, и в на­ших ду­шах от­кро­ет­ся Цар­ство Бо­жие, Цар­ство тор­же­ству­ю­щей, ли­ку­ю­щей, всё по­бе­див­шей люб­ви! Аминь.

30 ок­тяб­ря 1977 г.


При­ме­ча­ния

[1] Бук­валь­но, «не воз­ла­гай бре­ме­ни» или «не до­став­ляй мне труд­но­стей». Здесь ре­зю­ми­ру­ет­ся смысл все­го по­сла­ния к Га­ла­там: или «раб­ство» Иису­су, или – «неудо­бо­но­си­мым» бре­ме­нам Мо­и­се­е­ва За­ко­на. Или – или. Ни­кто не мо­жет слу­жить двум гос­по­дам. (Бла­го­да­рю за разъ­яс­не­ние это­го «тём­но­го» ме­ста сво­е­го дру­га ар­хи­манд­ри­та Иан­ну­а­рия (Ив­ли­е­ва). – Ю. Р.).

[2] Греч. стигма­та – раб­ские клей­ма на те­ле, зна­ки при­над­леж­но­сти то­му или ино­му гос­по­ди­ну. В ре­ли­ги­оз­ном смыс­ле, как знак при­над­леж­но­сти Бо­гу, у иуде­ев – это об­ре­за­ние (ви­ди­мый знак на край­ней пло­ти), у хри­сти­ан – кре­ще­ние и воле­вая все­це­лая пре­дан­ность Бо­гу (неви­ди­мые зна­ки-стиг­ма­ты). Па­вел – раб Хри­стов и не бу­дет под­чи­нять­ся боль­ше ни­ко­му. (За­ме­тим, что ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к кро­во­то­ча­щим «стиг­ма­там» на ру­ках и но­гах это ме­сто не име­ет.)


Примечания Юрия Рубана, канд. ист. наук, канд. богословия

Прп. Онуфрій допомагає тим, хто на перше місце у житті ставить спасіння — Предстоятель УПЦ

 

ЦЕРКОВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

Статистика посещения

Количество просмотров материалов
1336213

УПЦ Херсоно-таврической епархии Свято-Казанская община Чернобаевского благочиния
пгт. Чернобаевка, ул. Октябрьская, 46-а (Новый Храм),
ул. Первомайская 64 (старый Храм),
+38 050 287 28 61; +38 096 591 70 94 - Церковная лавка,
тел. (0552) 777 095
Храм Свято-казанской иконы Божией Матери © 2009 - 2018