Неделя 18-я по Пятидесятнице. О необходимости добровольного покорения Евангелию

Схиархимандрит Авраам (Рейдман)
Лк., 17 зач., 5:1-11

Чудесный улов рыб

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

ОДНАЖДЫ, когда народ теснился к Нему, чтобы слышать слово Божие, а Он стоял у озера Геннисаретского (ст. 1). Спасителя окружала многочисленная толпа тех, кто желал слышать слово Божие, эти люди старались быть к Нему поближе, теснили Его. И вот Господь наш Иисус Христос увидел на озере две лодки и рыболовов, которые, выйдя из них, промывали сети. Конечно, все это было неслучайно, хотя присутствовав­шим там людям и казалось нечаянным совпадением.

Призвание каждого христианина к последованию за Христом в глазах многих людей также выглядит лишь каким-то стечением обстоятельств, которые заставили человека обратиться к вере. Не нашел, например, кажется им, человек в себе силы преодолеть жизненные препятствия и ищет утешения в вере. Однако же как в этом, описанном в Евангелии случае, все было втайне от людей устроено таким образом, чтобы призвать к апостольскому служению Петра, Иакова и Иоанна, так и в любом другом случае, когда человек призывается к служению Богу, пусть даже к самому скромному служению в миру, все происходит не случайно, но промыслительно.

«Увидел Он две лодки, стоящие на озере; а рыболовы, выйдя из них, вымывали сети» (ст. 2). Они уже окончили свою ловлю и очищали сети от попавшейся в них тины. И вот Господь, «войдя в одну лодку, которая была Симонова, просил его отплыть несколько от берега и, сев, учил народ из лодки» (ст. 3). Может быть, Господь вошел именно в эту лодку потому, что Симон был Ему уже знаком. Из Евангелия от Иоанна мы знаем, что почти сразу после крещения апостол Андрей, одним из первых последовавший за Господом и потому названный Первозванным, привел к Спасителю своего брата Симона, которому Господь сказал, что имя его будет Петр, то есть «камень» (см. Ин. 1:40-42). И вот, будучи уже несколько знаком с Симоном, Господь вошел в его лодку и попросил, чтобы он отплыл. По-славянски сказано: «Моли его от земли отступити мало», то есть на совсем небольшое расстояние, как для того, чтобы Его проповедь из лодки была слышна, так и для того, чтобы толпа не мешала Ему излагать Свое учение.

«Когда же перестал учить, сказал Симону: отплыви на глубину и закиньте сети свои для лова» (ст. 4). Он сказал это, как следует из повествования, не покидая лодки. Люди начали расходиться, – видимо, было понятно, что проповедь уже закончена. Но, может быть, некоторые еще и не успели отойти, ведь если толпа собралась столь большая, что теснила Его и Он должен был отплыть, то нужно думать, что, для того чтобы разойтись, требовалось некоторое время. Возможно, некоторые и стали свидетелями этого чуда; и хотя они не понимали, что происходит, но, по крайней мере, видели внешнюю сторону события.

«Симон сказал Ему в ответ: Наставник! мы трудились всю ночь и ничего не поймали, но по слову Твоему закину сеть» (ст. 5). Видимо, только что произнесенная проповедь произвела на Симона сильное впечатление и внушила ему глубокое уважение к Иисусу как к духовному руководителю. Поэтому он и называет Его Наставником. Но в то же самое время Симон думал, что Он ничего не понимает в его ремесле, в рыболовстве, и потому далее как бы дает Ему понять, впрочем, смиренно, вежливо, что ничего не выйдет, что они это дело знают лучше Него. Твое дело, так сказать, говорить о предметах духовных, а в этом скромном нашем занятии мы разбираемся, конечно, лучше. Мы трудились всю ночь и ничего не поймали, но из уважения к Тебе, из-за того, что Ты великий духовный Наставник (как тогда казалось Петру, ибо он, безусловно, еще не понимал, что Иисус есть Сын Божий), «по слову Твоему закину сеть». Далее опускается тот момент, когда они отплыли от берега, близ которого находились, на глубину, на середину озера. «Сделав это, они поймали великое множество рыбы, и даже сеть у них прорывалась» (ст. 6). Если чуть раньше они промывали сеть от травы, потому что ничего иного в нее не попало, то теперь она даже не выдерживала обильного улова и от тяжести, от движения этой трепыхавшейся рыбы стала прорываться. «И дали знак товарищам, находившимся на другой лодке…» (ст. 7). Видимо, то были будущие апостолы Иаков и Иоанн, которые или вместе с ними также несколько отплыли от берега, или, скорее всего, находились на берегу, потому что сказано, что Спаситель вступил в лодку Симона. Итак, те быстро вскочили в свою лодку, подгребли к месту, где произошел чудесный улов, и стали вытягивать сети. Получилось, что они наполнили не одну лодку, а обе, притом так, что лодки стали погружаться, тонуть. Здесь, наверное, имеется в виду не то, что лодки вот-вот могли утонуть, а то, что от тяжести рыбы они погрузились настолько, что борта их уже сравнялись с поверхностью воды.

«Увидев это, Симон Петр припал к коленям Иисуса и сказал: выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный» (ст. 8). В этих словах видна необыкновенная искренность и простота, свойственная апостолу Петру. С одной стороны, он припал к коленям Иисуса, может быть, даже обнял их руками или, по крайней мере, прикоснулся к ним своей головой, а с другой – говорит: «Выйди от меня». Петр и не отпускает Господа, потому что сердце его влечет к Нему, и по смирению своему, по простоте считает себя недостойным того, чтобы такой великий Чудотворец находился в одной лодке с ним, обыкновенным, невежественным, грешным человеком. Ведь у апостола Петра не было ничего такого, чем он мог бы гордиться. Он был простым рыбаком, женатым человеком. Хотя он был, надо полагать, праведной жизни, но, видимо, думал о себе как о грешнике, поскольку у иудеев считалось, что истинным праведником может быть только глубокий знаток закона Моисеева, а он был даже неграмотным и, как ему казалось, просто не знал, что нужно исполнять. Осознавая свое ничтожество, Петр одновременно и обнимает у Господа колена, воспылав любовью к Нему, и говорит: «Выйди от меня».

«Ибо, (объясняет далее евангелист Лука. – иг. А.) ужас объял его и всех, бывших с ним, от этого лова рыб, ими пойманных» (ст. 9). «Всех, бывших с ним», то есть бывших в лодке. Видимо, это были какие-то слуги Петра или друзья, имена которых не названы потому, что в дальнейшей евангельской истории эти люди не имеют никакого значения, как бы исчезают из нашего поля зрения. «Также и Иакова и Иоанна, сыновей Зеведеевых, бывших товарищами Симону» (ст. 10). В этих словах поясняется, что в другой лодке были как раз Иаков и Иоанн, сыновья Зеведеевы, друзья Симона, отныне ставшие ему товарищами и по служению Господу, по апостольской проповеди.

«И сказал Симону Иисус: не бойся; отныне будешь ловить человеков» (ст. 10). Апостол Петр ловил рыбу и считал, что для него это, как обычно бывает, занятие на всю жизнь, ведь, по словам Библии, человек должен в течение всей жизни в поте лица своего добывать хлеб свой (см. Быт. 3, 19). И вдруг он слышит слова о том, что отныне он будет ловить уже не рыбу, а людей: «Отселе будеши человеки ловя». Господь показал Своим будущим ученикам, Своим сослужителям, апостолам, что Он является Вседержителем, что Он повелевает тварью: рыба по невидимому повелению Господа устремилась в сеть и тем самым как бы доказала, что все повинуется Ему. Он пребывал с учениками, говорил с ними как человек, но вся тварь, покоряясь непостижимому, сверхъестественному Божественному гласу, служила Ему, и было очевидно, что Тот, Кто повелевает рыбами, живущими по непонятным для человека законам, в совсем другой, чуждой для нас стихии, может повелевать и всем остальным творением.

Но иное дело ловить рыбу, а иное – людей. Одно дело повелевать тварью бессловесной, и другое – разумной. Потому что бессловесная тварь мало чем отличается от любой другой вещи: когда мы изучим свойства какого-либо животного, мы можем заставить его служить нам ради нашего блага. Но вот ловить человеков, повелевать людьми, которые обладают свободной волей и разумом (а разум есть слуга и свидетельство свободной воли, ибо, как говорит Иоанн Дамаскин, не нужен разум тому, кто не имеет нужды обдумывать свои поступки и совершать свободный выбор), – это неизмеримо выше, чем покорять себе бессловесные существа, будь то животные или так называемая неодушевленная материя. Ведь разумные существа могут покориться только добровольно. Если иногда кто-то и заставляет человека против его собственной воли, против его желания служить себе, то эта власть не более, чем власть над бессловесным животным, потому что она заставляет людей повиноваться другим только телом, то есть материальной, вещественной частью своего существа. Если же человек внутренне противится, значит, на самом деле он, как разумное существо, своим господам, кто бы они ни были, не подчинился. И потому слова Господа Иисуса Христа «не бойся; отныне будешь ловить человеков» говорят о непостижимом для нас, возвышенном, таинственном призвании проповедника и апостола.

«Ловить человеков» – это значит заставить их добровольно последовать за Господом Иисусом Христом, за Его слугами, учениками и сослужителями, которыми были апостолы. И как показывает Церковная история, эти простые рыбаки через несколько лет изменились необыкновенным образом. Если ранее они и в Иерусалим приходили с робостью, считая себя ничтожными и невежественными, заслуживающими всякого презрения людьми, по сравнению с образованными, знающими Моисеев закон иудеями, то после пребывания с Господом в продолжение Его трехгодичной проповеди и, в особенности, после сошествия на них в день Пятидесятницы Святого Духа они смело устремились в самые разные незнакомые страны и города. Проповедовали они и в Риме: тот самый Рим, который прежде этого покорил Иудею силой оружия, они отныне покоряли силой своего слова. Устремлялись они, как, например, апостол Матфей (который в сущности ничем не отличается от апостолов Петра, Иакова и Иоанна), и в варварские страны, где едва-едва людям была известна цивилизация и где не действовали почти никакие законы нравственности и совести. Проповедовали они и в далекой Индии. В наше время некоторые люди считают Индию оплотом духовности, однако апостолы покоряли эту языческую ложную духовность. Никого и ничего они не боялись, но, по слову Господа Иисуса Христа, ловили людей и уловляли их в сеть любви. Без оружия, без войска, без всякой поддержки, будучи изгнаны из собственного отечества, они покорили весь мир, и христианство распространилось повсюду.

Но всегда нужно помнить, что попасть в эту апостольскую сеть можно толькодобровольно, только понуждением самого себя. Как бы премудро ни рассуждали апостолы в Священном Писании или святые отцы, ставшие их последователями в своих писаниях, но если мы сами не дадим уловить себя, как бы не окажемся в поле действия учения Господа, преподанного через апостолов и отцов, то самая великая, прекрасная и возвышенная проповедь и даже чудеса, совершенные апостолами или отцами в первом веке или в последующие века, сделаются для нас бесполезными. И не потому, что проповедь апостольская умалилась или обессилела, – нет, мы сами в этом виноваты.

Ученики Господа Иисуса Христа, апостолы Симон Петр, Иаков и Иоанн Зеведеевы, которые, как сказано в Евангелии, вытащив обе лодки на берег, оставили все и последовали за Спасителем, сами же первыми были уловлены в сеть евангельской проповеди. Так же и все мы, для того чтобы оказать помощь другим, должны прежде помочь самим себе, то естьдобровольно, при помощи самопонуждения покориться евангельскому учению. И самому подчиниться евангельской проповеди и тем паче помочь другим покориться ей – это неизмеримо выше, чем повелевать и всем видимым миром. Настолько выше, насколько, как сказал Господь наш Иисус Христос апостолу Симону Петру, ловля человеков выше ловли рыбной.

Аминь.

8 октября 2000 года

ЦЕРКОВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

Статистика посещения

Количество просмотров материалов
671420

УПЦ Херсоно-таврической епархии Свято-Казанская община Чернобаевского благочиния
пгт. Чернобаевка, ул. Октябрьская, 46-а (Новый Храм),
ул. Первомайская 64 (старый Храм),
+38 050 287 28 61; +38 096 591 70 94 - Церковная лавка,
тел. (0552) 777 095
Храм Свято-казанской иконы Божией Матери © 2009 - 2018